НАНСМИТ
 

Декабрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  




НАШИ ДОНОРЫ







все доноры
 

Новости

«Девушка, которая с ним встречалась»: как журналисты в Таджикистане закрывают глаза на многожёнство

В конце октября в интернет-пространстве Таджикистана всплыла история про двух женщин, между которыми произошёл конфликт. Для одной он закончился комой, для другой — заключением под стражу. Душанбинские активистки и родственники пострадавшей объясняли конфликт так: первая жена избила вторую. Однако местные журналисты при освещении этого дела старательно обходили тему многожёнства, которая в Таджикистане, несмотря на законодательные запреты, стала повсеместным явлением.

«Новый репортёр» следил за ситуацией.

В конце октября в многочисленной группе таджикского сегмента Facebook всплыла короткая история от анонимного автора: молодая женщина лежит в коме в городской больнице после тяжких побоев, а предполагаемая преступница находится на свободе (сейчас пост удалён — прим. авт.). Через несколько дней подробности этой трагедии сообщили местные активистки у себя на страницах. Из их описаний стало понятно, что первая жена вывезла за пределы города вторую жену своего мужа и избила её. Всё это произошло в августе, но никого не привлекли к ответственности.

Чуть позже активистки опубликовали обращение к властям Таджикистана с просьбой наказать преступников.

«25 августа в 2 часа дня девушку Мадину увезли в неизвестном направлении, а 26 августа в 3 часа ночи позвонили матери и сообщили что её дочь в реанимации. Где находилась потерпевшая всё это время? Почему девушку привезли в больницу с признаками насильственных действий и не вызвали милицию? Потерпевшая была вся синяя, на шее были следы от удушающих действий. Девушка была без сознания, на грани жизни и смерти. 26 августа утром, мама потерпевшей написала заявление в ОВД Сино 2, но почему-то рассмотрели его только 6 сентября. Много почему, возникает в этом деле. Есть преступление, есть пострадавшая, но нет преступника», — писала одна из душанбинских активисток Зуля Рахматова (орфография и пунктуация автора сохранены).

Это пост был опубликован 28 октября, к этому времени уже весь Душанбе только и говорил, что о случившейся трагедии, при этом назывались имена всех участников и их места работы. Через день после публикации поста на сайте медиагруппы «Азия-Плюс» появилось первое сообщение о том, что общественность требует наказать виновных по «делу Мадины». Журналисты объяснили: они пытались взять комментарии в МВД страны и у родственников потерпевшей, но безуспешно. Через день «Азии-Плюс» удалось поговорить с адвокатом семьи пострадавшей девушки и узнать, что по этому делу даже не было возбуждено уголовное дело.

Имена участников конфликта в обоих первых сообщениях «Азия-Плюс» не называла. Все остальные независимые СМИ продолжали молчать. Говорить об этой истории они стали только после того, как мэр столицы, сын президента Таджикистана Рустам Эмомали провёл заседание с руководителями правоохранительных органов столицы. Там было заявлено: по этому инциденту возбуждено уголовное дело, задержаны двое подозреваемых, супруги Давлятовы — Парвиз (Лутфулло по паспорту) и Азиза.

Журналисты в заголовки своих первых публикаций об этой истории смело выносили словосочетание «дело Мадины», прекрасно понимая: вся их аудитория уже в курсе, что произошло. Впрочем, какие-то объяснения в своих бэкраундах они всё-таки давали, и выглядели эти объяснения примерно так:

«Пользователи ФБ сообщили, что молодая женщина была похищена и жестоко избита супругой мужчины, с которым она встречалась. Позже стало известно, что Мадину жестоко избила Азиза Давлятова, жена её коллеги Лутфулло Давлятова, из чувства ревности к своему мужу», — писало «Радио Озоди».

Или так:

«В соцсетях утверждалось, что пострадавшая была похищена и жестоко избита Азизой Давлятовой, супругой мужчины, с которым она встречалась», — сообщало издание Your.tj.

Или вот так:

«По предварительной версии, девушку жестоко избили. Подозреваемой по делу проходит гражданка А. Д., которая предположительно могла таким образом отомстить пострадавшей за связь с её супругом», — рассказал о происшествии «Sputnik Таджикистан».

Впрочем, далеко не все СМИ даже пытались объяснить произошедшее. Например, НИАТ «Ховар» ограничился просто сообщением о том, что «на заседании обсуждён ход предварительного расследования и проделанная работа по делу о телесных повреждениях гражданки Мадины Мамаджоновой».

Подробностей о том, почему уголовное дело не было возбуждено раньше, почему Парвиза (Лутфулло), при всей неоднозначности его фигуры, тоже арестовали, и при чём тут мэр города, журналисты не сообщили. О том, что пострадавшая была второй женой Парвиза (Лутфулло), — тоже.

На следующий день, 2 ноября, после первых официальных сообщений «Радио Озоди» рассказало то, что тоже уже знали все:

Парвиз (Лутфулло) — сын бывшего высокопоставленного чиновника. Его отец — Давлатали Давлатзода — в прошлом первый заместитель председателя правящей Народно-демократической партии Таджикистана и депутат нижней палаты парламента. В беседе с журналистами он сказал, что перед законом должна отвечать его невестка Азиза Давлятова, а не сын.

«Сейчас собираются предъявить обвинение и Парвизу, но в чём он виноват, мне не понятно», — сказал он.

Ещё через день «Радио Озоди» связалось с отцом пострадавшей Мадины:

«Когда я приехал в Душанбе, мне мать Мадины рассказала о том, что она была по факту, ну, как говорят там, в Таджикистане, была второй женой, но для меня, в моём понимании, она была любовницей. Она была любовницей Парвиза Давлятова. Она сказала, что Мадина сделала никах, и Мадина вторая жена у него. Я про эти подробности не знал, и вообще, подробности личной жизни Мадины мать тщательно скрывала от меня», — сказал он журналистам.

Однако развивать эту тему «Радио Озоди» дальше не стало.

Через неделю после того, как мэр города занялся этим делом, с занимаемых должностей были сняты сначала начальник районного УМВД, затем — заместитель районного прокурора. На сайте этого издания была опубликована беседа с адвокатами и правозащитниками. Журналисты обсуждали причины, по которым уголовное дело было возбуждено только после того, как на «дело Мадины» обратил внимание Рустам Эмомали.

Остальные независимые популярные издания и вовсе перестали освещать эту историю, несмотря на то, что Мадина всё ещё находится в тяжелом состоянии, а подробности дела так и остались неизвестными. Аудитория в соцсетях сама принялась разбирать шокирующую историю. Люди разделились на два лагеря: тех, кто оправдывал Азизу, которая «защищала честь семьи», и тех, кто жалел Мадину. Многожёнство в этих беседах также обсуждалось очень горячо, потому что эта тема для Таджикистана стала одной из самых болезненных за последние годы. Конечно, статистику о многожёнстве в республике не ведут, но в 2018 году отмечалось, что около 10 % мужчин в стране имеет более одной жены. При этом местные журналисты предпочитают либо шутить на эту тему, либо закрывать на неё глаза.

Тогда как их коллеги из других стран обратили внимание именно на статус Мадины и, используя информационный повод, тут же напомнили о существующей проблеме. Например, «Медиазона» уже первый материал, посвящённый этому делу, выпустила под таким заголовком «Семейную пару из Душанбе подозревают в покушении на убийство и истязании второй жены». В тексте этого сообщения журналисты уточняли: «Исправлена информация о том, что Мамаджонова была любовницей. Она была второй женой Давлятова». Следом «Медиазона» выпустила лонгрид с историями таджикистанок, которые решились стать вторыми женами, комментариями специалистов на эту тему и описаниями всех проблем, вызванных многожёнством.

В материале, опубликованном на сайте «Радио Аззатык», Мадину назвали «второй женой», пусть и в кавычках, и отметили, что это явление уголовно наказуемое, но распространённое в Таджикистане.

Что мешало местным журналистам хотя бы называть вещи своими именами, как это сделали их зарубежные коллеги, непонятно. Каждый житель Таджикистана не просто слышал о многожёнстве, но и видел такое у своих знакомых, соседей, коллег. И чаще всего это трагические истории, которые запросто могут закончиться так, как закончилось «дело Мадины».

И ещё: ни в постах активисток, ни в журналистских текстах не уделяется достаточного внимания Парвизу (Лутфулло) Давлятову, из-за которого, собственно, и произошёл весь конфликт. Медийщики так или иначе дали характеристики и Азизе («законная жена», «в приступе ревности»), и Мадине («девушка, которая с ним встречалась»), но не попытались обратить внимание аудитории на того, кто стал причиной произошедшего. В принципе, ничего неожиданного — в Таджикистане женщину обвинят даже в том, чего она не совершала, что говорить о «деле Мадины». Вот и папа Парвиза (Лутфулло), образованный человек, тоже не понимает, что такого сделал его сын.

https://newreporter.org/2021/11/17/devushka-kotoraya-s-nim-vstrechalas-kak-zhurnalisty-v-tadzhikistane-zakryvayut-glaza-na-mnogozhyonstvo/?fbclid=IwAR3t1O8wo3jFw76lNo9FRsm-8pXfl7oMCXJr_jxcs-EvPGf8oxfn8AC6Xig



Дата: 17.11.2021





 
     © НАНСМИТ, Республика Таджикистан, г. Душанбе, ул. Хусейн-зода, 34, оф. 415
   Тел.: +992-37-221-3711, тел./факс: +992-37-223-0968, e-mail: office @ nansmit.tj
   При публикации ссылка на НАНСМИТ обязательна
   Сайт создан при поддержке Национального фонда в поддержку демократии (NED,США)
   Сайт доработан рекламным агентством "adMedia" при поддержке IMS (Дания)